↑ Вернуться > Женские лица Победы

Распечатать Страница

Духненко (Скаженникова) Антонина Павловна

Духненко (Скаженникова) Антонина Павловна родилась в селе Изобильном Ставропольского края 16 марта 1926 года в многодетной крестьянской семье.
Училась она в Изобильненской школе № 1. В 1941 году, в 15 лет, окончив семь классов, Тоня пошла работать в колхоз.
После черных дней оккупации и ухода фашистов из села, Тоня училась в автотранспортном предприятии на курсах, а с 1944 года работала шофером. В 1946 году Антонина Павловна вышла замуж за Духненко Николая Яковлевича и в мае 1947 года они уехали в Севастополь.
В фондах музея истории Изобильненского района хранятся воспоминания Антонины Павловны о периоде оккупации Изобильного:
«Когда началась война, я окончила семь классов, а брат окончил десять классов. Старшая сестра работала в типографии, отец работал при МТС комбайнером. Сестра Александра ушла на фронт, ушел и отец. В июле месяце по повестке военкомата призвали брата Павла и его товарищей- Иваницкого Ивана, Черного Геннадия. Их направили в г. Баку в офицерскую школу. Как потом писал брат: «Из Ставрополя до г.Баку они добирались пешком». В конце июля эвакуировался отец. Не доехав до Ставрополя, их перехватили немцы. Домой все эвакуированные добирались кто как мог. Вернулся домой и отец. Я видела, как в село, со стороны железнодорожного вокзала, въехала колонна фашистских мотоциклистов. Мы в то время с ребятами рассматривали испорченный танк в центре села. Мы конечно же испугались и по домам. В селе стояла такая тишина, словно село вымерло, слышен был только лай собак. Немцы стали размещаться в учреждениях. На территории больницы разместился штаб немцев. Населению немцы вреда не приносили, но по домам ходили, просили молоко, яйца, кур. Через неделю после прихода немцев, у здания исполкома, собрали сход, людей собралось много. На балкон вышел немецкий офицер и чисто по — русски обратился к народу о том, что нужно избрать старосту села и его заместителя. Некоторые стали выдвигать свои кандидатуры, например, Зиборов Сергей, но народ проголосовал за Хорошунова и Скаженникова. За время своей работы староста и его заместитель никого не предавали, старались защитить свой народ. Отец мне рассказывал о том, что как-то привезли евреев (в основном это были женщины и дети) и поместили их в помещение пожарной. Отец часто брал из дома продукты, чтобы накормить их. Через 3-4 дня приехал карательный отряд и евреев увезли. Отец слышал от людей, что их где-то расстреляли. В селе расстреляли аптекаря, он был евреем. Сначала били его нагайками, топтали лошадьми, а потом расстреляли. В 1942 году в село привезли ленинградцев (блокадников) и поместили их в первой школе. Мне, с двоюродной сестрой, пришлось ухаживать за ними, они были истощены. Перед приходом немцев школу сожгли, чтобы не досталась врагу, а ленинградцев разместили по домам. Еще во время оккупации, за селом, в посадке, застрелили двоих из хутора Беляева, один из них Шахов Григорий, а второго уже не помню. После войны дочь Шахова перезахоронила останки отца в Беляеве. При отступлении наших войск на окраине села со стороны села Тищенского ехала машина со снарядами, сбилась с дороги и на поле снаряды начали взрываться. Погиб шофер, а сопровождающий лейтенант был ранен. После многих операций он умер и его похоронили на нашем кладбище. При отступлении наших войск боев не было, когда шли через наше село Ставрополь был занят немцами. Наши войска прорывались через Армавир. В оккупации пробыли мы шесть месяцев. За это время нам приходилось работать на полях, убирать урожай, выполняли все полевые работы. На железнодорожном вокзале грузили в вагоны зерно, кожи. Почему — то всегда ночами. Нас охраняли немцы с собаками, полицаям не доверяли. Иногда налетали наши самолеты, строчили из пулемета, бомбили только один раз. Как-то на ул.Советской ребята развели костер. Летели наши самолеты, один из самолетов сбросил бомбу. Погибла Сковородкина и один из ребят (фамилию не помню). Больше со стороны наших бомбежек не было. Полицаями были Давыденко, Куцеволов. Но они никого не предавали. Молодежи работало много, ребята были в возрасте 25-26 лет. Когда пришли наши, ребята ушли на фронт. Это Виктор Полупанов, Виктор Пизанин, Ваня Малышко, Алексей Переверзев, Федя Санжаров. Остальных – Скаженникова, Ковалева, Косьянова, Глодова, Колбасова вызвали по повестке. В нашем селе сильных боев не было, но снаряды рвались во дворах. В огороде мы с мамой, а также брат Виктор и сестра Варя, прятались в окопах, которые были вырыты братом Павлом заранее, перед уходом на фронт. Папа почему-то оставался в хате. Сидели мы ночь, день, а на вторую ночь папа сказал, чтобы мы входили, что наши пришли. Мама стала готовить солдатам еду. На утро папу вызвали в совет и сказали, что погибли два разведчика и чтобы он занимался похоронами. Я была на похоронах, собралось много людей. В гроб ребят положили в том, в чем они были, в шубах, в валенках, на гроб положили шапки. Хоронили их в парке, с почестями. Фамилии разведчиков Шептий и Гулиев. Когда ушли все войска, недели через две, начались аресты всех мужчин. Забрали и папу. Папа рассказывал, что при допросе его не били, а Хорошунова избивали так, что он еле возвращался в камеру. Потом их отвезли в Ставрополь. Папа попал на этап в Воркуту. Освободили его в 1944 году и до конца войны он там работал на весовой при мастерской. За нас он ничего не знал до конца войны. Брат Павлик погиб в июле 1943 года. Сестра Шура вернулась в августе. Ребята, которые ушли на фронт после оккупации — Полупанов, Санжаров, Ковалев вернулись, а остальные погибли. В августе 1943 года я поступила в железнодорожный техникум, но сначала надо было его отстроить. Я проработала там две недели, больше не было сил. Питание было плохое и я вернулась домой. В ноябре 1943 года пошла работать в автороту учеником шофера. Машин не было. Грузовые машины «полуторки» собирали из разбитых машин и на таких машинах было трудно работать. В феврале 1944 года я получила права. И уже в возрасте 18 лет я самостоятельно работала на «полуторке». Вскоре получили новые американские автомобили – Шевроле. Работала я на Шевроле до 1946 года, потом вышла замуж и уехала к мужу в Севастополь».
В 1950 году Антонина Павловна вернулась в село Изобильное. 30 лет А.П.Духненко проработала телефонисткой в Изобильненском ЛПУМГ.
В 1985 году Антонина Павловна стала участницей районного народного хора ветеранов войны и труда. Более двадцати лет эта удивительная женщина пела в хоре. Принимала активное участие в жизни города Изобильного и Изобильненского района.
А.П.Духненко награждена медалями «За трудовую доблесть» и «Ветеран труда».

 

Фото Духненко 2 Фото Духненко 1 3908 2848.6 002 001

Постоянная ссылка на это сообщение: http://izobmuseum.ru/75-let-velikoy-pobedyi-2/zhenskie-litsa-pobedyi/duhnenko-skazhennikova-antonina-pavlovna/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× шесть = 6

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

.