«

»

Окт 20

Распечатать Запись

Такие они, моряки

20 октября 2020 года исполнилось 324 года со дня основания Российского военно-морского флота. Этой дате посвящена публикация статьи краеведа из села Московского В.А. Бочарникова (09.03.1926 – 23.01.2007) из фондов музея истории Изобильненского района, увидевшая свет в районной газете «Наше время» 22 июня 1996 года.
Летом 1983 года в ряде центральных газет , а также в еженедельнике «Неделя» почти одновременно была опубликована серия очерков и репортажей об обстоятельствах гибели в конце 1941 года в Чёрном море советской подводной лодки, случайно обнаруженной на морском дне недалеко от болгарского порта Варна.
Вот обстоятельства этой находки. 4 июня 1983 года в ясный солнечный день болгарский траулер «Алка» вёл лов рыбы.
Неожиданно рыболовные снасти «Алки» зацепились за что-то под водой, «заякорились».
Потеря сетей – убыток и убыток немалый. И капитан траулера приказал аквалангистам освободить снасти.
Спустившись на 32-метровую глубину, водолазы увидели какую-то тёмную громаду, всю опутанную обрывками рыбацких сетей. Не составило, однако, большого труда определить, что это не скала, как предполагали, а покоящаяся на морском дне подводная лодка. Сложнее оказалось рассмотреть под толстым слоем ила, мидий и ракушек пятиконечную звезду с серпом и молотом на рубке субмарины, свидетельствующую о её происхождении, советская.
Болгары всполошились.
         В 1941 году подводная лодка «Щ-211» осуществила десант особого назначения. Лодкой командовал знаменитый черноморский подводник Александр Девятко. У берегов Варны была высажена группа болгарских антифашистов во главе с Цвятко Радойновым. Они должны были уйти в горы и организовать там партизанские отряды для борьбы с гитлеровцами и их приспешниками. Антифашистов ожидали. В завязавшейся перестрелке погибли почти все десантники. Оставшихся в живых, истекающих кровью поставили у отвесной скалы и расстреляли.
  Экипаж «Щ-211» этого не знал. Высадив десант, на обратном пути на базу А. Девятко торпедировал большой транспорт противника «Пелес». В августе он потопил ещё два крупных вражеских судна, на борту которых находились боеприпасы и оружие для гитлеровской армии. За этот подвиг А. Девятко был награждён орденом Красного Знамени. Однако, выйдя 14 ноября 1941 года в свой четвёртый поход, лодка «Щ-211» на базу не вернулась… Что с ней случилось – подорвалась ли она на минах, выставленных врагом, или по каким-то обстоятельствам проскочила дозволенную глубину и оказалась раздавленной морем, — оставалось неизвестным.
Сообщение о находке аквалангистов с траулера «Алка» породило предположение, что речь идёт о подводной лодке «Щ-211».
Вскоре к месту гибели подлодки прибыло специальное судно Черноморского флота «СС-21». Две недели десять советских и семь болгарских водолазов уходили под воду. Они установили, что лодка, затонувшая от огромной пробоины в правом борту, лежала на ровном киле. Корпус же имел множественные более мелкие повреждения.
Первым проник в центральный пост смелый и опытный советский подводник капитан-лейтенант Виктор Дон. Позже он и другие водолазы в справке о проделанной работе записали: «Открыли верхний рубочный люк… Соблюдая меры безопасности, входили в центральный отсек со светильниками. Видимость отсутствовала полностью. Деревянные части рассыпались. Расцветка сигнального флага отсутствовала. Материал флага сохранился. В центре отсека находились кости, лежащие отдельно. Одежды нет. В кранце первых выстрелов лежали снаряды внешне в хорошем состоянии. Работе в центральном отсеке не мешали».
На подлодке водолазы нашли часы, остановившиеся в 20-45, штурманскую кальку с хорошо сохранившимися линиями боевых курсов и вахтенный журнал, раскрывший имя корабля «Щ-204». На советское судно были бережно подняты останки семи подводников, до последнего мгновения не покинувших свои посты, даже не извлекшие из штатных гнёзд индивидуальных спасательных средств.
«Щ-204», или «щука», как любовно называли моряки подлодку этой серии, входила в состав знаменитой Черноморской бригады подводных лодок.
Советские моряки с честью выполнили боевой приказ Родины, совершив в первый год войны более ста выходов, произвели 24 торпедные атаки и пустили ко дну девять кораблей и транспортов противника, поставили сотни мин, на которых подорвалось немало вражеских судов.
 «Щ-204» для своего времени была большим, хорошо вооружённым кораблём. На её борту было шесть торпедных аппаратов, Рабочая глубина погружения составляла 75 метров, а предельная – 90.
 «Щ-204» вступила в строй боевых кораблей Черноморского флота в начале 1936 года. 19 марта 1939 года её командиром был назначен капитан-лейтенант Иван Михайлович Гриценко – житель села Московского Изобильненского района.
Иван Михайлович Гриценко вырос в семье, где было 12 детей. Как не бедствовали, отец определил своего третьего сына Ивана в церковно-приходскую школу. В 1925 году он добровольно пошёл служить в ряды Красной Армии, стал кадровым военным, кавалеристом. Через год, наверное, пришло от него письмо из Краснодара. Узнали: в 1926 году красноармейца И.М. Гриценко, как отличника боевой и политической подготовки, назначили командиром отделения.
Вскоре после этого его послали на учёбу в Северо-Кавказскую горно-национальную кавалерийскую школу в Краснодаре. Иван Михайлович успешно закончил её, получил звание командира РККА, был назначен командиром взвода.
Можно только удивляться настойчивости, с которой стремился повысить свои знания вчерашний крестьянин с двумя классами церковно-приходской школы. Он повышал свои знания на курсах совершенствования командного состава. В свободное от службы и занятий время много читает военной литературы, изучает немецкий и английский языки. В своей биографии он писал: «Читаю и пишу по-немецки и по-английски, а говорить не умею. Нет необходимой практики».
В 1933 году, когда в Германии к власти пришли фашисты, течение военной службы Ивана Михайловича Гриценко круто изменилось. Он подал заявление в Военно-транспортную академию и успешно сдал экзамены. Неожиданно его вызвали в управление кадрами Красной Армии, предложили пойти на специальные курсы, где готовились специалисты для Военно-морского флота.
Так Иван Гриценко стал подводником.
4 декабря 1936 года он назначается командиром Боевой части-4 (БЧ-4, связь), то-есть, начальником связи подводной лодки «Щ-204», а в марте 1939 года становится её командиром.
Такова судьба и биография человека того огненного поколения, которое сформировалось политически и идейно в тридцатые годы и которое вынесло на своих плечах все тяготы первого периода войны, — поколения беззаветных героев, пламенных патриотов.
К началу войны подводная лодка «Щ-204» находилась в строю первой линии. 25 июня она ушла в свой первый поход к берегам фашистской Болгарии, которая была союзницей гитлеровской Германии. 28 июня подлодка прибыла в назначенный район и легла на дно. По ночам всплывали, заряжали аккумуляторы, вели наблюдение за морем и небом.  Собрали много ценных для командования флотом сведений о движении судов, полётах фашистских самолётов.
Каждый боевой поход к вражьим берегам – это сложная, смертельно опасная операция. К позициям шли через всё Чёрное море в надводном положении в условиях господства гитлеровской авиации. То и дело приходилось производить срочные погружения (одни подводники знают, что это такое), чтобы уклониться от встречи с самолётами противника. Ночью угрожали мины. Ими гитлеровцы блокировали выходы из Севастополя. Но самое страшное ожидало подводников у берегов Болгарии. Здесь враг установил многочисленные минные заграждения. Миновать их – требовалось особое искусство командира и штурмана, мужество и хладнокровие экипажа.
Малейший промах грозил лодке гибелью. Каждый поход был предельным испытанием экипажа. Каждый такой поход был подлинным подвигом.
22 ноября 1941 года «Щ-204» вышла из Туапсе. Срок её возвращения на базу был установлен 11 декабря. Но к этому времени корабль не вернулся. Что случилось с лодкой, на базе не знали, и поэтому весь личный состав её экипажа был зачислен в список без вести пропавших. Теперь нам известно, что, выполняя задания командования, подводная лодка погибла у берегов Болгарии между Варной и Бургасом.
На лодке во время её последнего похода было 42 человека-32 русских, 8 украинцев, один еврей и один чуваш, 18 коммунистов и 18 комсомольцев.
Ни в одной из многочисленных публикаций в печати и в передачах по радио и телевидению нет описания обстоятельств гибели экипажа. Основываясь на изучении названных источников, переписки и встреч с родными и близкими Ивана Михайловича Гриценко, материалов военно-морских музеев Севастополя, Ленинграда и Варны, личных соображений сына Ивана Михайловича  — капитана 1 ранга Анатолия, а также внука А. Демченко, капитана 11 ранга, проходящего службу на Тихоокеанском флоте, рискну привести наиболее реальную версию их героической гибели.
Подводная лодка «Щ-204» должна была возвратиться на базу в Туапсе 11 декабря. За несколько дней до этой даты во время радиосеанса с базой было получено сообщение, что недалеко от боевой позиции «Щ-204» подорвалась на мине и тонет другая подводная лодка – щука. Вполне вероятно, что это была ПЛ «Щ-211», которой командовал друг Ивана Михайловича Александр Девятко. Дело было в декабре. Требовалось срочно всплыть и на максимальной скорости устремиться на помощь терпящим бедствие товарищам. Взрыв мины под Щ-211 привлёк внимание береговых патрулей и по их сообщениям немецкие самолёты и надводные корабли ринулись к месту происшествия, к которому они и подводная лодка подошли одновременно. Завязался неравный бой. Об этом свидетельствуют развёрнутое на правый борт носовое универсальное орудие и снаряды на кранце первых выстрелов.
Проживавший недалеко от места гибели ПЛ «Щ-204» болгарин Тодоров сообщал, что примерно в то время он видел пролетавшие в сторону моря немецкие самолёты и слышал взрывы авиабомб, одна из которых и оставила рваную рану на внешнем корпусе подлодки.
Всплыть лодка не могла. Запас воздуха кончался. Аккумуляторы быстро разряжались. Слабел накал светильников. Увеличивалось содержание углекислого газа в воздухе, которым дышали краснофлотцы. Поднималась температура в отсеках. Встал вопрос: что делать? Известно, из затонувшей подлодки, при наличии масок и кислородных баллонов, через торпедный аппарат можно спастись. Всплытие на поверхность означало плен. И экипаж принял решение: не покидать подлодку, принять поистине мученическую смерть от удушья, но не сдаться врагу. Последняя запись в бортовом журнале сделана ноль часов ноль-ноль минут 6 декабря. Навеки застывшие стрелки часов показали, что корабль жил ещё 20 часов 45 минут.
Когда в «Красной Звезде» появилась статья о печальной находке болгарских рыболовов, Мария Михайловна сразу поняла и сердцем почувствовала, что речь в ней идёт о её родном брате. Написала в Москву. Ей помогли установить связь с командованием Черноморского флота. Так старая женщина вместе со своей дочерью оказалась в Севастополе.
19 сентября там на братском кладбище Великой Отечественной войны состоялся траурный митинг по случаю захоронения останков членов команды подводной лодки «Щ-204». Были на нём представители трудящихся города-героя, были моряки Краснознамённого Черноморского флота и военно-морского флота Болгарии, ветераны войны, родственники погибших.
Предоставили слово и сыну Ивана Михайловича – капитану первого ранга Анатолию Гриценко.
  — Тебе, отец, не пришлось и никогда не придётся краснеть за своих детей. Спи спокойно, — сказал он.
Потом Мария Михайловна, её племянник Анатолий и её внук – сын дочери Ивана – Саша Демченко, тоже моряк, капитан третьего ранга ( 1983 год ) пошли к памятнику Погибшим кораблям, героям эскадры 1941-1944 годов.
Пошли не случайно.
Много имён боевых кораблей высечено на мраморе этого памятника.
Есть среди них и рейдер «Харьков».
Водолазом на нём служил старшина первой статьи Василий Гриценко. Мария Михайловна показывала мне бережно хранимое ею письмо брата. Василий писал:
«Жизнь моя проходит по-обыкновенному, как у каждого русского военного моряка. Колесим, воюем по Чёрному морю и по его берегам. Больше бываем на воде, чем на земле. Между прочим, на суше я спал последний раз два года назад. А то всё время на воде и на воде.
Василий Гриценко погиб в 1943 году, когда на рейдер «Харьков», возвращавшийся в порт приписки, налетели 28 фашистских самолётов. Четыре с половиной часа шёл неравный бой корабля со стервятниками. Рейдер пал. Из всего экипажа удалось спастись только тринадцати морякам. Много лет спустя узнала Мария Михайловна, как вёл себя в последнем бою её брат. В самом начале налёта осколком бомбы Василию оторвало начисто руку. Истекая кровью, превозмогая страшную боль, он, однако, ещё целых два часа вёл из пулемёта одной рукой огонь по вражеским самолётам. Моряки рейдера сбили тогда семь стервятников, прежде чем навечно ушли в морскую пучину.
Чёрное море, раскрыв ещё одну страницу летописи Великой Отечественной войны, напомнило всем нам, живущим, в каком неоплатном долгу мы перед погибшими, как обязаны беречь святую память о них.

023 024 025

Постоянная ссылка на это сообщение: http://izobmuseum.ru/takie-oni-moryaki/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


+ 9 = тринадцать

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

.