«

»

Май 11

Распечатать Запись

Музейная неделя. #ГероиMW

С 11 по 17 мая в России и во всем мире пройдет 7-я Музейная неделя при поддержке ЮНЕСКО и Europa Nostra. Тема акции этого года — «Единение».

11 мая – #ГероиMW. Первый день Музейной недели посвящен медикам и их подвигам.

Музей истории Изобильненского района присоединяется к акции.

Во время инфекционных пандемий мир оказывается в новых условиях. И основной удар на себя берут врачи всех специальностей, медсестры и медбратья, санитары, сотрудники скорой помощи. На них сваливается вся критическая нагрузка, и их риски заболеть превышают риски многих людей в эти моменты. Сотрудники музея истории Изобильненского района  выражают благодарность всем тем, кто в непростые времена героически выполнял свою работу.

«Шурочка»

Александра Ивановна Макарова (5 мая 1921-17декабря 2013 г.г.) рано осталась сиротой, воспитывалась в семье директора школы в селе Донском.

Начала работать фельдшером в 1941 году. Ее молодость пришлась на годы Великой Отечественной войны. Воевала с первого до последнего дня, часто на передовой. «Я много плакала, — вспоминает Александра Ивановна. И в шутку добавляет: — Говорят, кто много плачет, тот много живет…». Ее доброе сердце не могло привыкнуть к чужим страданиям. Все солдаты были очень молоды. На 1-м Украинском фронте были страшные бои.

Старший лейтенант медицинской службы Макарова имела в подчинении 20 санитаров-мужчин. И бойцы, и медперсонал всегда называли ее ласково – Шурочка. Очень большие потери несли наши войска. Раненых с поля боя выносили и на себе, и волоком на шинели, и на «носилках», которые часто мастерили из палок и шинелей…Зимой на санях отвозили в санбаты.

В Воронежской области Александре Ивановне пришлось выполнять роль разведчицы. Вместе с двенадцатилетним сыном полка Анатолием  в крестьянских одеждах они трижды ходили в деревню, занятую врагом.

В апреле 1943 году Шурочка тяжело заболела, было подозрение на тиф, но оказалась тропическая лихорадка. Лечение длилось месяц. Потом работала старшей хирургической сестрой в прифронтовом госпитале.

Победа застала старшего лейтенанта медицинской службы на границе с Австрией в городке Шпратау.

1480 дней войны незабываемы и невольно накладывают отпечаток на всю оставшуюся жизнь. После войны Александра Ивановна долгие годы работала медсестрой в поликлинике. И все ее поведение – эталон доброты, милосердия, сострадания. И на пенсии она не оставалась в стороне от общественной жизни.  На музейных встречах со школьниками она рассказывала о том, как создавалась в нашей стране Красная армия, об истоках мужества, героизма и патриотизма советских людей, о трудных днях войны. Желала ребятам побольше читать настоящую русскую литературу, погружаться в мир прекрасного.

макарова

«Война во время войны»

Маршал Советского Союза И.Х Баграмян после завершения войны написал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быт названо подвигом. Для нас ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».

В 1942 году Сталинград представлял из себя ад на земле.

По обе стороны фронта воевало несколько миллионов человек, каждую минуту умирало два-три бойца Красной Армии и вермахта. Естественно, ни о каком оперативном погребении во время боев и речи не шло. В итоге ужасные антисанитарные условия вызвали на стороне противника вспышку опасных инфекционных заболеваний, одной из которых была холера. Этот смертельный вал катился на город и расположенные в нем войска. Подавлять грядущую эпидемию требовалось как можно скорее, иначе в течение нескольких недель холера выкосила бы немалую часть личного состава армии и гражданское население. На место с командой врачей выехала талантливый исследователь международного уровня, доктор наук, профессор Зинаида Виссарионовна Ермольева, уже много лет занимавшаяся изучением холеры.

План врачей был достаточно прост: по приезду провести дезинфекцию и привить военных и гражданских холерным бактериофагом или «хищным» вирусом, специализирующимся только на вибрионах холеры. Но после оценки сложившихся санитарно-эпидемиологических условий Зинаида Ермольева запросила у Москвы дополнительно солидную дозу лекарства. Однако железнодорожный эшелон попал под немецкий авиаудар, и Сталинград остался фактически один на один со страшной инфекцией. В любом другом случае холера бы победила, и последствия для города оказались бы катастрофическими. Но в Сталинграде была Зинаида Виссарионовна, обладавшая огромным опытом микробиолога-исследователя, и она организовала в одном из подвалов разрушенного дома импровизированную лабораторию, в которой вырастила необходимое количество бактериофага. Дело в том, что несколькими годами ранее она самостоятельно разработала методику выращивания холерных бактериофагов, поэтому никто другой, кроме неё, в СССР на подобное не был способен. К имевшимся в разрушенном городе ресурсам Ермольева запросила лишь 300 тонн хлорамина и несколько тонн мыла, которые использовались для «стандартного протокола» тотальной дезинфекции.

Хлорировали колодцы, обеззараживали отхожие места, развернули четыре эвакогоспиталя в самом Сталинграде, отмобилизовали массу гражданского населения и студентов 3-го курса местного медицинского института на борьбу со смертельно опасной инфекцией. Для выяснения причины появления холеры разведке фронта была поставлена задача по доставке трупов умерших от инфекции гитлеровцев. Врачи работали с трупами, выделяли характерные вибрионы холеры и выращивали специфические к ним бактериофаги. Зинаида Ермольева так организовала работу в Сталинграде, что в сутки 50 тыс. человек получали вакцину бактериофага, а 2 тыс. медработников ежедневно обследовали 15 тыс. горожан. Приходилось фагировать не только местных, но и всех, кто приезжал и уезжал из осажденного города, а это десятки тысяч ежедневно.

Ермольева была наделена верховным главнокомандующим такими полномочиями, что могла снимать людей даже со строительства оборонительных сооружений города. Это была беспрецедентная по своей массовости операция по вакцинации и обследованию населения в столь короткий срок.

К концу августа 1942 года с холерной эпидемией было покончено. Профессор Ермольева получила два Ордена Ленина и совместно с коллегой из Всесоюзного института экспериментальной медицины Лидией Якобсон в 1943 году Сталинскую премию I степени.

Деньги от премии Зинаида Виссарионовна (как и Лидия Якобсон) потратила на постройку истребителя Ла-5, получившего гордое имя «Зинаида Ермольева». Немаловажным для мировой медицинской общественности стала монография «Холера», вышедшая в 1942 году. В ней исследовательница обобщила свой уникальный 20-летний опыт борьбы с заразой.

Если с холерой вопрос был решен, то многие другие бактериальные инфекции продолжали создавать колоссальные проблемы. Ранения, как правило, сопровождались инфицированием, что приводило к нагноениям, а нередко — и к гангрене. Антимикробные препараты (спиртовый раствор йода и некоторые другие) не всегда справлялись с ними. А если инфекция попадала в кровь, то врачи были и вовсе бессильны. Нужно было что-то еще…

Ермольева ЗВ

«Лечебная плесень»

Зинаида Виссарионовна работала не только с возбудителем холеры. Еще одним объектом внимания стала… плесень. Не всякая, а конкретный плесневый грибок. Из поступивших на тот момент засекреченных сведений становится известно, что английские ученые работают над созданием антимикробного вещества на основе одного из плесневых грибков, относящихся к роду Penicillium.

Вместе со своей сотрудницей Ермольева начинает работу над отечественным вариантом пенициллина. Из нескольких десятков проанализированных видов грибка был, наконец, выбран тот, который продуцировал пенициллин. Требовалась проверка и клинические испытания препарата, но времени на это не было: ежедневно от инфекций гибли люди.

Ермольева решается на испытание неочищенного препарата. Препарат превзошел все ожидания. Теперь в СССР был аналог флеминговского пенициллина. Его апробация и лечение септических процессов проводились под руководством профессора Ивана Гурьевича Руфанова.

В результате его применения значительно улучшились исходы при газовой гангрене, пневмонии, сепсисе. Можно не без оснований говорить об эпохе «до» и «после» пенициллина.

logoMW

 

#ГероиMW#MuseumWeek

Постоянная ссылка на это сообщение: http://izobmuseum.ru/muzeynaya-nedelya-geroimw/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× семь = 63

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

.